Город

Куда исчезают деревья

29 мая 2018 17:53 Анастасия Гавриэлова
версия для печати
Маша Тиника придумала проект «Сады Петербурга». Она находит ретрофотографии или картины художников с известными видами Петербурга и сравнивает их с тем, как город выглядит сейчас. В глаза сразу бросается разница — там, где раньше стояли взрослые развесистые деревья, сейчас либо ничего нет, либо чахлые саженцы, либо кусты.
Куда исчезают деревья Фото: Мария Тиника

«Деревья пропали, — говорит автор проекта и идеолог группы „Деревья Петербурга“ Мария. — Когда я это заметила, я поняла, что надо срочно что-то делать».

От скамеек к деревьям

История с деревьями появилась благодаря случаю. После того, как мама Марии перенесла инсульт, она начала искать скамейки поблизости от дома.

«Врачи посоветовали маме „расхаживаться“, много гулять. А во время прогулок нужны скамейки — чтобы отдыхать, я начала ездить по Васильевскому острову в поисках маршрутов со скамейками и обнаружила, что скамеек нет, — говорит она. — Их не было даже там, где я помнила, что они когда-то были».

д7

Маша полезла в архивы, на сайты с ретрофотографиями Васильевского, и, глядя на них, обнаружила еще более пугающую деталь — вместе со скамейками исчезли и деревья, под которыми они стояли.

д6

Это стало для Марии открытием. И она решила участвовать в проекте «Твой бюджет», наскоро придумав идею «именных деревьев». Активист предложила проект установки табличек рядом с известными деревьями с информацией о том, когда дерево было посажено, при каких условиях, кем. «Чтобы их оживить, и люди относились к ним как к живым существам, чтобы не было такого, как у нас на Большом: по-тихому срубили тополь, который Петр I посадил», — рассказывает Мария.

Раньше деревья были зеленее

Изучая документы о садах и скверах города, Мария узнала, что во время блокады Ленинграда не было вырублено ни одного дерева, а посажено — более 170 000. На месте, где сейчас находится «Макдональдс» на Среднем проспекте В. О., жители блокадного города сделали сквер в честь Великой Победы.

«Я узнала много интересного, пока сидела в архивах и читала книги о садах и скверах Петербурга. Узнала, что липы у Гостиного Двора посадили в 1945−48 гг. И это были не просто липы, а взрослые деревья.

д1

Дело в том, что в 1948 году было принято решение высаживать на улицах города только деревья, возраст которых превышал 25 лет. То есть деревья сразу имели достойный вид. Вот липы, которые были посажены сразу после войны, продержались аж до 2001 года. А потом сами знаете, что началось. И когда чиновники говорят, что во всем виновата почва и коммуникации — это все бла-бла-бла. Вопрос в возрасте деревьев».

Мария Тиника считает, что одной из причин того, почему деревья в центре Петербурга сошли на нет, стало отсутствие хорошей школы озеленения. Единственный в Петербурге факультет городского зелёного строительства в Лесотехнической академии был ликвидирован в 1955 году. Он возобновил работу только в 2010-м. В этот период озеленителей для города поставляли только техникумы.

«И вот когда это произошло, в начале 60-х, прервалась связь времен — до революции основным источником знаний являлись зарубежные садовники — Визе, Катцер. Например, Катцер после революции остался в Петербурге и стал главным садовником Советского Союза. Он сделал потрясающе много для города — создал более 50 садов. Потом была Дубяга и ее ученики. А потом — никого», — Мария рассказывает так, что слушать можно бесконечно.

Фича — посчитать все деревья

Узнавая все больше о том, сколько раньше сил и времени уделялось озеленению города, Мария испытала шок и желание действовать. Протестовать, по ее мнению, бессмысленно — в Петербурге итак немало активистов, которые много лет этим занимаются. «Это никакого эффекта не приносит, хотя их работа важна. Как говорит мой муж, они занимаются багами (ошибками в системе), а я решила заняться фичами (новой программой)», — смеется активистка.

Фича, которую придумала Мария, -сделать деревья полноценными гражданами. Исходя из того, что деревья — это недвижимое имущество (ст 130 Гражданского кодекса), то каждое дерево должно быть учтено.

Так сделали несколько лет назад в Нью-Йорке, деревья считают и даже чипируют в европейских городах — Париже, Копенгагене, Амстердаме.

Сколько деревьев в Петербурге — никто не знает. В Комитете по благоустройству сразу сказать не смогли и на официальный запрос пока не ответили.

Известно, что в последний раз деревья были подсчитаны в 2005 году, согласно постановлению правительства от 17 ноября 2005 года N 1779 «О порядке учета зеленых насаждений». Информация об этих подсчетах — почти военная тайна. Мария пыталась узнать, но ей сведения не выдали. Удалось найти только информацию по Василеостровскому району, и то благодаря усилиям преподавателя Горного университета Василия Ковязина. В одном из своих трудов по проблеме озеленения Петербурга он обнародовал эти данные.

Согласно «сводкам» в Василеостровском районе в 2006 году произрастало 13 883 дерева и 84 489 кустарников. На тот момент учет зеленых насаждений велся специальным органом уполномоченным правительством Петербурга. Документами, отражающими результаты учета объектов, являются реестры зелёных насаждений — районные, муниципальные и сводный городской. Реестры велись на бумаге и регулярно не обновлялись.

В 2017 году постановление 2005 года признали утратившим силу.

Вместо него ввели статью в «Открытые данные города»: о создании интернет-портала «Паспортизация объектов благоустройства», где предполагается отражать деревья в том числе. Провели конкурс, выбрали победителя. На поддержание и развитие интернет-портала «Паспортизация объектов благоустройства» было потрачено более 35 млн рублей из бюджета города. Мария обрадовалась, подумала: «Вот могут же!» Зашла на сайт, вернее, попыталась зайти, он работает через однократную регистрацию.

Корреспондент MR7 также попробовал войти на сайт различными способами, но портал оказался недоступен. Мы задали вопрос чиновнику из Комитета по благоустройству, выступавшему заказчиком сайта: почему он не работает и кто несет за это ответственность.

О необходимости составить базу данных деревьев с привязкой к месту пишет в своей научной работе доктор биологических наук, профессор Горного университета Василий Ковязин. Ему принадлежит разработка базы данных зеленых насаждений Выборгского района Петербурга с использованием технологии Fielf-Map.

В предисловии к своему труду Ковязин пишет:

«Уничтожение зеленых насаждений в Санкт-Петербурге происходит в разных формах: застройка парков, лесопарков, вырубка скверов и отдельных „деревьев-угроз“, уплотнительная застройка и гибель растений в результате засоления и уплотнения почвы. Сложившаяся система градостроительства и благоустройства создает экономические стимулы для интенсивной застройки земель и уничтожения зеленых насаждений. Сохранить городские насаждения поможет кадастр растительности».

«Вот бы такое сделать по всему городу и открыть для всех», — мечтает Мария. Сам Ковязин ласково называет деревья «зеленым нарядом» Петербурга. Вместе с другими учеными из Горного университета он предложил властям города внедрить в садово-парковые хозяйства Автоматизированную информационно-аналитическую систему учета и мониторинга растительных ресурсов, она позволила бы разработать кадастр растительности города.

На вопрос корреспондента MR7, почему до сих пор город не взял разработку петербургских ученых на вооружение, устало ответил: «У администрации свои проблемы».

0,01% от бюджета

В 2017 году в бюджете Комитета по благоустройству на «зеленое строительство», то есть высадку деревьев, было потрачено 0,015% бюджета. При этом 60% ушло на уборку улиц, а 17% -на поддержание в порядке зеленых насаждений.

«Цифра 0,015% бюджета Комитета по благоустройству слишком мала, если учесть, что под „зеленым строительством“ понимается не только посадка деревьев и кустарников, но и размещение цветов на объектах озеленения и вдоль трасс, устройство газонов и дорожек», — комментирует расходы города на озеленение Василий Ковязин.

Согласно исследованиям, которые проводились под его руководством, площадь зеленых насаждений в Петербурге ежегодно снижается на 1%. «Загрязнение атмосферы промышленными выбросами и автотранспортом приводит к образованию на деревьях суховершинности и сухостоя, — рассказывает Василий Ковязин. — Такие деревья удаляют из насаждения. Растения также повреждаются от атмосферных катаклизмов (ветра, града, снега, ожеледи, молнии, этиолизации, лучевой болезни) и различных болезней».

Как в Нью-Йорке

Мария Тиника предлагает не изобретать велосипед, а взять зарубежный опыт решения проблем с подсчетом деревьев. Например, в Нью-Йорке уличные деревья пересчитали с помощью волонтеров. Более того — каждый желающий может взять любое дерево под свой патронаж, заботиться о нем, следить за его состоянием. На подсчет деревьев там ушло два года.

«Главное, посчитать, а дальше — вопрос взаимодействия с городом. Я подумала, что так как у Комитета по благоустройству нет специального подразделения „зеленое строительство“, то необходимо инициировать создание такого отдела или отдельного комитета», — говорит активистка.

«Если каждое дерево будет иметь свой паспорт, то во время вырубки не будут гибнуть здоровые деревья. Сейчас процесс организован так, что подрядная фирма получает листок с адресом и количеством, без указания точного местоположения дерева. Лесорубы — непрофессионалы в дендрологии — рубят деревья по своему усмотрению, главное, спилить требуемое количество. Реестр деревьев позволит избежать подобных ошибок», — считает ландшафтный дизайнер Ирина Павлова, которая также переживает за зеленый каркас города.

Сейчас Мария Тиника готовит презентацию по этой теме, с которой планирует пойти в администрацию города: «Я надеюсь, что смогу убедить кого-то, что это важно, чтобы как-то сдвинуть все с мертвой точки». В пример Мария приводит город Белгород, руководство которого составило 10-летний план по озеленению: «Они хотят сделать у себя настоящий город-сад. Самый зеленый город России».

Зачем городу деревья?

Кроме того, что деревья выполняют градостроительную, архитектурно-художественную и эстетическую роль в городе, они приближают условия городской среды к некоторым оптимальным показателям, характеризующим зону комфорта.

«Городские насаждения регулируют температурный и влажностный режим атмосферы, уменьшают уровень шума, снижают скорость ветра, поглощают углекислоту и выделяют кислород, уменьшают концентрацию в воздухе вредных примесей, задерживают пыль, выделяют фитонциды, — рассказывает Василий Ковязин.

Что надо сажать в Петербурге

По словам профессора Горного университета Василия Ковязина, продолжительность жизни растений в городских условиях сокращается, по сравнению с лесными, в 2 раза. Поэтому в Санкт-Петербурге нужно сажать газоустойчивые деревья и кустарники: ель колючая, туя западная, ясень зеленый, клен ясенелистный, рябина обыкновенная, липа мелколистная, сирень венгерская, снежноягодник белый.

Деревья обязательно должны быть выращены в питомнике в Ленобласти. Такого питомника не существует до сих пор.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 2424

Все опросы…